Ремонт

2449— Здравствуйте!
На стойку передо мной лёг увесистый серебристый мешок, виденный уже не раз. Один из стандартных чехлов, в которых принято транспортировать киборгов, запчасти и киборгов, превратившихся в запчасти.
Клиент уже успел примелькаться – низенький, щуплый, на глазах очки в металлической оправе, костюмчик мышиного цвета. Занятно, но именно он, а не какой-нибудь монструозный амбал, похожий на разрисованную железобетонную сваю, каждый раз приносил мне вдребезги раздолбанных «куколок». Его вопросительный взгляд из-под белёсых бровей меня пугал.
Я кивнул, поздоровался, привычно надел резиновые перчатки, включил ультрафиолетовую лампу и расстегнул мешок.
— Твою мать… — не хотелось ругаться вслух, но я не сдержался. Никогда доселе такого не видел.
Хрупкая блондинка, которую я за последние полгода уже несколько раз латал, в этот раз была просто уничтожена.
Выбит глаз – вместо него зияет пустой разъём с обрывками шлейфа, нет половины зубов, волосы частью сожжены, а частью выдернуты. На загорелой коже, пробуждавшей похоть с одного взгляда видны ожоги от сигарет – особенно много на груди и сосках. О том, что творилось в районе влагалища и ануса, не хотелось и говорить. Месиво. Просто грёбаное месиво. Как будто он пытался туда шар для боулинга запихать.
И на всём этом – ярко светящиеся в ультрафиолете пятна. Мерзость.
— Вы б отмыли её, — скривился я.
— Я отмывал.
— Ультрафиолет не врёт, — я указал рукой на распростёртое тело и посмотрел на очкарика, который в синюшном свете выглядел ещё более жутко. — Но даже если б она и была чистой, я не взял бы её. По ней будто грузовик проехал. Вам проще купить новую.
— Нет, не проще, — синий очкарик смотрел на меня, не моргая, и от этого мурашки бежали по коже. – Я хочу, чтобы вы восстановили её.
Я выключил лампу, чтобы не было так жутко и понял, что нахожусь с этим извращенцем один на один. В моей мастерской – маленькой, полутёмной, пропитанной табачным дымом и сыростью, никого больше не было.
— Вы понимаете, что дешевле будет купи…
— Понимаю! – раздражённо прервал меня посетитель. – Я. Хочу. Её. Сколько скажешь – столько и заплачу.
— В таком случае приходите, когда отмоете её как следует, — решительно сказал я, указав на выцветшее объявление, распечатанное на листе А4: «Андроидов сдавать в чистом виде». Мне не нравилось его отношение, поэтому хотелось повредничать.
— У тебя проблемы, приятель? – сказал он, скривив тонкие губы.
— Нет, сэр, никаких проблем. Но правила есть правила, — я включил истукана. Это помогало при обслуживании подобных клиентов, но почему-то внутренне я был уверен, что в этот раз не старая хитрость не сработает.
— Так если проблем нет, то просто возьми и почини мою грёбаную куклу, — снова этот взгляд: как будто смотришь в два стеклянных стакана
— Простите, сэр. Не могу, сэр, — я включил в свою речь столько «сэров», сколько мог.
Никогда не пробовали пистолетный ствол на вкус? И не пробуйте, он отвратителен. Чёртов очкарик оказался быстр, как гремучая змея.
— У. Тебя. Проблемы. Приятель? – он умел расставлять точки между словами так, словно я не слышал его, а читал. Каждую из них, он, словно гвоздь, вбивал мне в мозг. Без напряжения, а привычно, как бы само собой – чувствовался огромный опыт.
Я попытался произнести «нет», но язык оказался плотно прижат, поэтому пришлось покачать головой. Даже в моей продуваемой всеми ветрами мастерской стало жарко. Я мгновенно вспотел. Зубы отбивали мелкую дробь о металл.
— Тогда не вижу причин, почему бы тебе не взять и не отремонтировать мою красотку прямо сейчас. Ты согласен?
Вопрос был поставлен не совсем корректно, поэтому я секунду промедлил перед тем, как кивнуть. Конечно, я согласен. Со всем согласен, чёрт подери, только не надо стрелять мне в рот.
— Я посижу, — сказал клиент, после того, как повесил снаружи табличку «закрыто» и занял небольшой стул, предназначенный для тех, у кого поломка была пустяковой и устранялась за пару минут.
Пистолет куда-то исчёз.
— О… — я прочистил горло перед тем, как ответить. – Окей. Сэр, — добавил я, решив, что уважения много не бывает.
В иное время я потратил бы на ремонт этой прелести пару дней, но оказалось, в дурацких бизнес-книжках пишут правду и главное – это мотивация.
Аккуратно раскрутить, снять грудную пластину с титьками, проверить, в порядке ли нервные цепи. Дзынь! Ещё одна неприятность — позвоночник перебит. Дьявол, что он делал с этой крошкой?.. Я чуть не выругался, но, покосившись, увидел, что очкарик снова глядит на меня своим немигающим взглядом змеи. Он казался ещё более холодным из-за очков. Кстати, зачем они ему в век контактных линз и протезов?.. Никогда не задумывался об этом.
Пайка, сборка-разборка, установка «шин» на костях, полная замена вагины и ануса (внутри осколки стекла, вот же больной урод), вставка зубов и глаза (он не будет видеть, ну да и чёрт с ним, никто не заметит), а также устранение других мелочей типа многочисленных вмятин от ударов.
Я творил чудеса. Виртуозно паял, восстанавливал нервные цепи при помощи медной проволоки, заменял отсутствовавшие запчасти при помощи старых проводов и древних плат: короче, собирал её, как сам Господь, наверное, собирал Адама из праха. Руки не дрожали, чувство времени пропало. Очень хотелось жить. И не смотреть в сторону идиота с пушкой.
Наконец, с внутрянкой было покончено, и я вздохнул с облегчением. Осталось самое простое – кожа. Разогреть на электроплитке флакон, залить повреждённые места, разгладить, высушить феном… Готова красотка. Не идеально, но чёрт с ним. Я посмотрел на часы – циферблат говорил, что с момента прихода психа ко мне в мастерскую прошло четыре с половиной часа.
Я шумно выдохнул, и это привлекло внимание извращенца.
— Всё?
— Да, сейчас включу, — кивнул я. Один конец провода в голову, другой – в мой комп. Странно. Я нахмурился. Устройство найдено, но не определено, хотя в прошлые разы такого не было.
Я вручную прописал путь к голове «куколки», припоминая идентификатор, но у неё там ничего не было. Верней, было – во встроенной памяти куча мусора: битые банки, какие-то странные архивы и файлы с незнакомыми расширениями. Сознание бедной «куколки» было раскурочено не меньше, чем её тело.
— Ты что, перепрошивал её? – спросил я.
— Да. А что?..
— Господи, зачем?.. – уже произнеся эти слова, я спохватился. Ремонтник во мне оказался быстрее, чем благоразумный парень, не желавший никого злить.
— Какое тебе дело, как я развлекаюсь?.. – меня как будто обдали ледяной водой из ведра.
— Никакого, сэр, — я поспешно отвернулся к компу.
В голове вспыхнула страшная мысль.
Если этот урод развлекается, ломая «куколок» и калеча им мозги, то ничего не помешает ему пристрелить до кучи и меня. Да, ничего не помешает мне обратиться в полицию после его ухода. И он знает об этом. Поэтому, уверен, стоит мне сказать, что его игрушка работает, меня не ждёт ничего, кроме пули в башке.
По крайней мере, будь я психом, вроде него, я не стал бы подставляться.
Мозги лихорадочно работали в то время, как я искал нужную прошивку. У меня перед глазами проплывали десятки имён: Долл, Клара, Сью, Кэнди. Но нет, всё не то. Шлюхи не спасут меня от смерти.
— Какую прошивку вы хотели бы, сэр? – уточнил я.
Извращенец задумался, мечтательно улыбаясь.
— Давай ту, которая будет сопротивляться.
Хм. Это можно. Я изо всех сил постарался сдержать торжествующую улыбку.
Спустя ещё четверть часа «куколка» открыла свои прекрасные голубые глаза, один из которых я собрал буквально по крупицам, и встала на ноги, едва слышно жужжа мотором в левом колене, которое я так и не смог по-человечески заизолировать.
— Сделано, сэр.
Очкарик посмотрел на меня так, что по спине пробежали мурашки.
— М-можете проверить, — зубы снова предательски застучали, показывая мой страх.
— Проверить – это можно, — он обошёл куклу со всех сторон, оценивая работу. Наконец, остановился, рассматривая лицо взглядом столь сальным, что у меня началась изжога.
— Какая-то она неэмоциональная… Дрянь! – вскрикнул он и залепил «куколке» пощёчину. Верней, он думал, что залепил, потому что машина быстрым и точным движением перехватила его руку.
— Ух ты! – ухмыльнулся клиент. – Это хорошо. Хорошая сучка, – он дёрнул рукой. — Отпусти меня!
Прошла две секунды с момента, как клиент отдал команду, но «куколка» так и не пошевелилась. Он посмотрел на неё, потом на меня и сразу всё понял. Ладонь метнулась за пистолетом, а я, как ошпаренный, нырнул под стойку, крича во всю глотку: «Фас!»
Вопль, раздавшийся после моего приказа, слышали, наверное, во всём районе.
Сразу же выглянув, я увидел, как «куколка» взяла руку своего бывшего хозяина и лёгким движением сломала пополам. Из ткани пиджака и мясного месива выглянула заострённая белая кость, грубой формой похожая на копьё первобытного человека. Ткань костюма напитывалась чёрной кровью, а очкарик орал, как бешеный. «Куколка» склонила голову и коротким взглядом, не занявшим и половины секунды осмотрела его лицо.
— Нет! Нет! Не-е-ет! – заверещал он, но крик быстро оборвался: шлюха-робот лёгким и грациозно-сексуальным движением завязала его тело в тугой узел, не обращая внимания на оглушительный хруст костей, треск ткани и кожи, хрип и клокот.
«Куколка» в два счёта разорвала своего хозяина на куски и чуть было не убила меня обезображенной до неузнаваемости головой, отлетевшей в сторону со скоростью пушечного ядра.
Боевая программа, которую я разрабатывал для Луиджи и его головорезов, сработала.
Я остался наедине с созданной мной богиней войны – прекрасной, обнажённой, окроплённой кровью жертвы. Она повернулась и, уперев тёмно-красную ладошку в идеальный бок, уставилась на меня единственным рабочим глазом, ожидая приказов.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s