Совещание

main26Утро понедельника выдалось пасмурным и хмурым. Над городом лил дождь, делающий и без того серый мегаполис совсем уж унылым и безрадостным. На тридцатом этаже небоскрёба-иглы, пронзающей небеса и теряющейся в облаках, пять человек из агенства по сдерживанию перенаселения готовились к утренней планёрке. Начальник был хмур и, насупившись, пил чёрный, как космос, кофе, а четыре его заместителя ждали, когда босс придёт в себя и немного нервничали. Любой отчёт сам по себе штука неприятная, а тут ещё и у начальника настроение было такое, что показаться ему на глаза было самоубийственной глупостью.
— Ладно, начнём, — большой босс, звякнув, поставил чашку в блюдце. Сидящие рядом главы департаментов уловили лёгкий запах виски, но виду не подали, — Давайте пройдёмся по новостям. Что нового? Какие успехи? Департамент войны!
— У меня всё отлично, — широко улыбнулся темноволосый здоровяк, на котором костюм смотрелся так, словно был натянут на шкаф. Кавалерийская кираса выглядела бы на нём куда уместнее, — Новости сами видели.
— Видел. Хорошая работа. Задел на будущее в Европе – это дальновидно, а то Балканы уже всем надоели. Но, — подчеркнул босс, стирая улыбку с лица здоровяка-кавалериста, — Этого пока недостаточно.
— То ли ещё будет, — попробовал оправдаться начальник департамента, — Планы у меня самые гранзиозные и динамика положительная. Помимо старых районов, вроде Африки и Ближнего востока мы очень хорошо расширяемся.
— Да, но не там, — налегал босс на своё, — Что я говорил про Азию? Индия, Китай? Там что? – поднял бровь босс.
Здоровяк поник:
— Мы работаем над этим.
— Надеюсь, — кивнул босс, — Что в перспективе?
— Минус два миллиона голов в этом году. Посчитано только количество мужчин производительного возраста. В районах боёв возможны ещё жертвы среди гражданских, тоже где-то на миллион.
— Мало, — поморщился начальник, — Очень мало. Нам с такими результатами урежут финансирование.
Присутствующие вежливо посмеялись над шуткой.
— Хорошо. Департамент здравоохранения.
— В бедных странах рост до… — начал, было, говорить, сухой мужчина со странно жёлтым лицом и водянистыми глазами, но босс его остановил.
— Стоп, — глава департамента здравоохранения замер, — Чего вы все привязались к бедным странам? Это шулерство и дутые цифры. Мы все прекрасно знаем, что убыль населения там прекрасно компенсируется быстрым воспроизводством. Вот если бы вы, например, вместе с нажимом на болезни ввели там обязательную контрацепцию, это помогло бы в нашем деле, — глава департамента записал что-то в ежедневник, — Давайте не будем забывать цели и миссию Агенства. Подумайте над этим все. Ограничение воспроизводства – тоже метод. Продолжайте, — босс снова повернулся к главе департамента, — Только опустите то, что происходит в бедных странах, мне нужна информация по развитым.
— В развитых странах всё сложнее, но тоже есть успехи, — помолчав секунду в ожидании одобрения босса, глава департамента продолжил, — Например, как вы уже и говорили, контрацепция. Ещё, помимо этого, нами была проведена кампания по дискредитации прививок среди новорожденных. Это принесло свои плоды – с нашей помощью люди думают, что прививки не нужны и используются только для того, чтобы фармацевтические компании получали прибыль. Детская смертность и количество уязвимых к болезням людей растёт. Это не принесёт нам пользы сейчас, но зато является хорошим заделом на будущее.
— Остроумно.
— Спасибо, — сдержанно улыбнулся глава и продолжил, — Ещё мы вложились в институты нетрадиционной медицины – и это уже приносит свои плоды. Целители, экстрасенсы, гомеопаты, биодобавки из костной муки, китайская медицина – это надёжно отсеивает недостаточно развитых людей из достаточно развитых стран. Пенис тигра ещё никого не излечил от рака, — глава департамента войны коротко хохотнул, — Кроме того, мы усилили направление вегетерианства, супер-диет и прочего нетрадиционного питания. Помимо обычного вреда для организма, вегетерианство обычно идёт рука об руку с уверенностью в том, что прививки не нужны, и в итоге мы получаем от этих людей детей, ослабленных в разы сильнее. Помимо этого мы с департаментом войн пробуем новую модель государства – радикальный ислам очень многообещающий в плане гигиены, санитарии и уровня жизни. Сейчас наша цель – вернуть на подконтрольных территориях уровень жизни пятнадцатого века.
— Да, я читал ваш доклад, — кивнул босс, — Департамент продовольствия, кажется, тоже в этом участвует, — он перевёл глаза на неестественно худого человека с седыми волосами, который смотрел горящими глазами на стоящую на столе вазу с фруктами.
— Да, — кивнул он, оторвавшись от созерцания краснобоких яблок и зелёного винограда, — Отсутствие продовольствия входит в нашу общую программу по деградации территорий.
— А помимо этой программы у вас есть, чем поделиться? – видимо, департамент здравоохранения босса больше не интересовал.
— Про бедные страны рассказывать не стоит? – вопросительно поднял седые брови глава департамента продовольствия.
— Да, я и так знаю, что там всё достаточно плохо.
— В развитых странах по понятным причинам не удалось вызвать голод. Зато наш общий с департаментом здравоохранения проект оказался вполне эффективен. У меня есть гра…
— «Доступное питание»? – перебил босс.
— Да, именно он, — закивал глава департамента продовольствия и заискивающе улыбнулся, обнажив гнилые зубы, — Если вы помните, мы решили пойти другим путём и вместо ограничения количества продовольствия завалили рынки дешёвым, но вредным…
— Да-да, я помню, — раздражённо отмахнулся босс, — Не нужно мне пересказывать. Мне нужны результаты.
— Уровень сердечно-сосудистых заболеваний уже возрос более, чем наполовину, — встрял глава департамента здравоохранения, — Ожирение – также бич современных развитых стран. Изобилие еды, жир, сахар и малоподвижный образ жизни делают своё дело. Рак, холестерин, инфаркты – этого добра и так уже много, и в будущем намечается устойчивый рост.
За столом воцарилось молчание. Босс о чём-то задумался, глядя на расфокусированным взглядом в стену, и прерывать его размышления никто не хотел.
— Так, давайте по цифрам, — наконец, очнулся он, — У кого сколько?
— Из-за совместных проектов трудно говорить, — уклончиво ответил глава департамента здравоохранения, у нас есть сводные данные.
— Хорошо, давайте сводные. Так даже проще.
— По нашим данным, — несмело начал говорить подчинённый, — Около семидесяти миллионов.
Босс скривился, главы департаментов втянули головы в плечи, ожидая бури.
— Ну, ребята, — босс встал и подошёл к окну, — Так дела не делаются, — сказал он спустя десять секунд молчания.
Ливень, казалось, только усилился – очертания города совсем нельзя было разобрать, здания выглядели огромными тёмно-серыми пятнами на светло-сером фоне.
— Сто.
Главы департаментов переглянулись.
— Мне нужно сто миллионов за этот год. Делайте, что хотите, мне плевать. Мне нужно сто миллионов. В противном случае, я буду вынужден применить протокол «А».
Главы департаментов затаили дыхание. Тот, что отвечал за продовольствие, слишком громко и неловко сглотнул слюну
— Идите и работайте, — не поворачиваясь, ответил босс, и его подчинённые, собрав свои бумаги как можно быстрее, покинули просторный кабинет.
Последним вышел четвёртый глава департамента – бледный и беловолосый, с острыми чертами лица.
За всё совещание он не произнёс ни слова, лишь в дверях обернулся, изобразил нечто, похожее на полупоклон, и вышел, забрав аккуратно прислонённую к стене косу.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s