Чейз и Гарднер

1465330319133240357Ночной клуб полыхал пожаром неона, лазерных лучей и цветных голограмм. На небольшом подиуме в несколько ярусов, выгодно освещённые, как товар в витрине, зазывно извивались обнажённые тела на любой вкус – мужчины, женщины, что-то среднее между первыми и вторыми, а также андроиды самых невообразимых конфигураций.

Мигающий стробоскоп выжигал глаза, а музыка била по ушам, прокатываясь низкими частотами по всему телу. Пятничная ночь была в самом разгаре и люди стремились освободить карманы от денег, с трудом заработанных за неделю. Царство танцев, алкоголя, наркотиков, и секса.

Возле мигающей разными цветами барной стойки стоял низкий крепкий малый в сером потёртом плаще. Зрачки бесцветных глаз под массивными надбровными дугами то и дело вспыхивали красным – он делал фото. Подбородок, размером и формой похожий на кирпич, был выпячен вперёд – верный признак того, что Эрлу Чейзу что-то не нравилось.

За стойкой местный бармен – щуплый малый, весь изогнутый и извилистый, похожий на глисту с галстуком-бабочкой и чёрными усиками, пытался одновременно обслуживать клиентов и осторожно отвечать на вопросы, которые на него обрушивал Чейз.

— Кто его знал? – прохрипел Эрл, глядя на бармена снизу вверх, даже несмотря на то, что забрался на высокий стул. Он смирился с тем, что разговор предстоял долгий.

— Да все, — бармен в три движения смешал коктейль, забросил в стакан оранжевый зонтик с трубочкой и, улыбаясь, вручил его аппетитной красотке, которую сопровождал смуглый толстяк с волосатыми пальцами и ноздрями. Судя по отточенным движениям, руки бармена были не настоящими и Чейз, присмотревшись, смог разглядеть на запястье значок фирмы-производителя.

— Кто «все»? – Эрл приготовился записывать – в стандартном бланке расследования, что висел у него перед глазами в дополненной реальности, было удручающе мало информации.

Личность убитого здоровяка, фото и видео его мозгов, разбрызганных по стене грязного переулка в Ноо-районе и место работы. Ах да, и упоминание о грёбаных четырёх килограммах кокаина, которые он нёс в собственном желудке. Судя по медицинской карте, тот был удалён в 18 лет по медицинским показаниям и заменён на искусственный. Какой-то умник хорошо в нём покопался и переделал в тайник для переноски наркоты. Удобно доставать и не нужно глотать набитые дурью презервативы, как в старые добрые времена.

А в остальном – полностью чист. Исправно берёт кредиты и так же исправно платит. Закончил спортивную школу с отличием, собирался в колледж. Работал в «Вавилоне» охранником и вышибалой, зарабатывал на обучение. Связей, порочащих его, не имел, с полицией связан не был вообще никак, будто никогда не выходил из дома. Даже нелицензионным софтом никогда не пользовался. И тут – такое.

— Официанты, — ответил бармен, наполняя стакан виски и закидывая туда лёд. Чейз отметил, что он недолил примерно двадцать-тридцать грамм от заказа, замаскировав это лишним куском льда. – Девочки. Другие охранники. Администрация. Он же работал тут, причём, достаточно давно. На хорошем счету был.

Чейз нахмурился ещё сильнее и выпятил подбородок уже совсем неприлично.

— А с кем общался теснее всего?

Бармен на долю секунды потерял контроль над мимикой и Чейз заметил, что он очень боится ляпнуть лишнего.

— Да со всеми…

Эрл мысленно выругался и занёс слова бармена в протокол, сфотографировав его ещё раз и приложив видео допроса, снятое глазными имплантатами.

— Есть кто из администрации? – спросил он. Глистообразный бармен явно юлил и хотел, чтобы надоедливый коп ушёл дальше есть пончики, но Чейза это лишь разозлило и раззадорило. Он вновь почувствовал азарт. Что ж, если покойника знали все, то он всех и опросит. И начнёт с администрации. Дело было видно насквозь. Такие партии наркотиков не дают кому попало. Парень стопроцентно был курьером, причём, доверенным, а клуб – перевалочным пунктом для дерьма из Южной Америки.

Администрация клуба, скорее всего, лишь ширма и причастность настоящих хозяев доказать не получится. Но попробовать стоило.

— Да, наверху. Я предупрежу, — кивнул бармен, одновременно встряхивая и подбрасывая две серебристые тубы с разными коктейлями – они кружились вокруг него, как спутники вокруг Земли и, казалось, вообще не касались рук.

Протолкавшись через толпу идеальных сексуальных тел, Чейз добрался до деревянной лестницы, что вела под потолок – на длинный балкон, где уже в полутьме совокуплялась какая-то особенно нетерпеливая парочка.

Со второго этажа всё происходящее в «Вавилоне» выглядело театральной постановкой – детектив как будто сидел в тёмном зале и смотрел на сцену, где разыгрывалось тщательно срежиссированное представление. Не обратив на сладко стонущую парочку ни малейшего внимания, детектив прошёл мимо и решительно дёрнул на себя массивную дубовую дверь с надписью «Администрация».

Внутри уже ждали.

Стекло, пластик, винил, голограммы, минимализм. Лёгкость, изящество и официоз современного офисного стиля. Никакого китча, ему место внизу, а тут делают дела. И посреди всего этого – сидящий за столом усатый амбал с седыми волосами, стриженными под полубокс. Он одет в костюм, но тот грозит вот-вот расползтись и выглядит так, словно его надели на грузовик.

Позади него возле окна скучают ещё два похожих здоровяка – лысые, в чёрных костюмах, с одинаковыми глазными имплантатами, похожими на тёмные очки, безликие, как клоны.

— Детектив?.. – администратор приподнимает бровь размером с рессору. – Я слышал о происшествии и хочу заявить, что наш клуб никаким образом не связан с торговлей наркотиками.

— Занятно, — пробурчал Чейз. — У входа я видел надпись «Со своим запрещено».

В установившейся неловкой тишине было слышно, как бумкает и визжит музыка, с шумом которой не справлялась даже прекрасная звукоизоляция помещения.

— Простите? – к первой брови присоединилась вторая, усы немного взъерошились. Ребятки отвлеклись от созерцания окна и подались вперёд.

— Нет, это вы простите, — как можно более вызывающе ухмыльнулся Чейз. – У меня что-то вроде синдрома Туретта.

Губы седого здоровяка с поскрипыванием старой усохшей кожаной куртки растянулись в вежливой улыбке, в то время, как в глазах было столько льда, что им можно было обеспечить бармену безбедную жизнь до следующего столетия.

— Понимаю. Что-нибудь ещё?

Чейз пораскинул мозгами.

— Вы были знакомы с убитым?

— Разумеется, я же его начальник. Он был неплохим парнем. Дисциплинирован, даже достаточно умён для спортсмена. У меня он был на хорошем счету. Если бы я узнал о его связи с…

— Да-да, он был бы уволен, — Чейз перебил администратора, наслаждаясь тем, как он выходит из себя. Это была такая игра. Детектив хамил, пытаясь вывести допрашиваемого на эмоции, а тот наоборот, сохранял самообладание. И, похоже, они оба были знакомы с правилами.

— Когда вы видели его в последний раз? – Чейз открыто стал снимать администратора, но его вид пишущего зрачка ни капли не впечатлил.

— Он работал в ночную смену восемнадцатого.

— А девятнадцатого ночью его убили, — пристальный взгляд Чейза чуть не проткнул администратора насквозь. Оба молчали.

— И?.. – наконец, спросил здоровяк.

— Вы ничего не хотите сказать по этому поводу? Он украл у вас что-то?

— Нет.

— Зачем вы передавали ему наркотики? – прикрикнул Чейз, но это не проняло верзилу.

— Ни я, ни кто-либо из моих людей ничего ему не передавал, — сама невозмутимость. – Если можете доказать обратное, я готов вас выслушать.

— Мне нужно осмотреть помещения клуба, — дерзко заявил детектив.

Клоны снова подались вперёд, но хозяин их остановил едва заметным движением руки.

— Надеюсь, у вас есть ордер?

— Нет. А вы считаете, что это помеха?

— Разумеется. Я не могу пустить вас дальше общедоступных мест. И имею на это полное право.

— О, да, — расхохотался Чейз. В кабинете смех прозвучал одиноко и неуместно, как на похоронах. – Имеешь. Но когда я вернусь сюда с ордером, то прихвачу где-то с тридцать друзей, которые залезут везде, даже в задницу тебе и твоим дружкам. Впрочем, думаю, вам это даже понравится.

Он включил тепловизор в левом глазу и увидел, что температура администратора немного поднялась – на пару десятых градуса.

— Не думаю. Возвращайтесь с ордером и я с удовольствием покажу клуб вам и вашим любителям мужских задниц, — администратор позволил себе полуулыбку. — А пока, я думаю, вы можете связаться с мистером Хаузером из Департамента. Думаю, он сможет за нас поручиться.

Чейз сжал зубы и выпятил кирпичеобразный подбородок. Не вышло, не вышло, чёрт побери. Хаузер, продажный мудила, и правда мог «поручиться» за этих ублюдков.

— Разумеется. Я сразу же свяжусь с ним, — стараясь не показать досады, сказал детектив. – Не возражаете, если я останусь у вас развлечься? Всё равно пятничный вечер испорчен и идти куда-то ещё нет времени.

— Конечно, детектив. Можете выпить и заказать девочку за счёт заведения, — снова вежливая улыбка, за которой, как говорит тепловизор, скрывается желание разорвать его, Чейза, голыми руками. Что ж, если он и не сможет достать хозяев клуба, то вечеринку подпортить точно сумеет. Либо спровоцирует на что-то серьёзное и тогда тридцать друзей нагрянут очень быстро и без всякого ордера.

Покинув кабинет и снова окунувшись в гремящую музыкой и пахнущую самбукой духоту главного зала, Чейз настроил слух так, чтобы разобрать, что говорят в кабинете. Самое интересное обычно произносится после того, как закрывается дверь, но усатый верзила-администратор, видимо, тоже был знаком с этим правилом.

«К чёрту», — разочарованно подумал Эрл и отправился вниз, решив начать с бара.

После того, как он сообщил бармену, что администратор открыл ему безграничный кредит, тот широко заулыбался, понимающе кивнул и спросил, что ему налить. Чейз выбрал самый дорогой виски, который тут был, чем заставил улыбку тут же исчезнуть.

Он пил рюмку за рюмкой, угощал шлюх, которые окружили его со всех сторон в ожидании халявы, и в пять минут стал королём вечеринки и всеобщим любимцем.

— Подходите! – кричал он, держа в руках пузатую бутылку с цифрой «25» на этикетке и щедро разливал бесценную жидкость по стаканам, платьям, причёскам и декольте.

Затем он приставал к персоналу клуба, требуя ему достать ему кокаина прямо сейчас, но добился лишь того, что от него начали шарахаться все до последнего охранника. Обратив взгляд наверх, он увидел, что администратор стоит на балконе и пристально смотрит на его развлечения. Чейз, улыбнувшись во все тридцать два зуба, помахал ему рукой и решил, что настало время девочек.

— Выбирайте, сэр, — чернокожий малый в зелёной шубе на голое тело указал на сцену, где на нескольких ярусах танцевали «сотрудники службы эскорта».

— Какая из них самая дорогая? – прокричал Чейз, качая головой в такт музыке.

— Колетт, — настороженно сказал сутенёр. – Но вы уверены, что у вас…

— Абсолютно уверен! – сказал Чейз, хлопнув парня по плечу так, что тот едва не упал. – Все вопросы к усатому мудаку.

Сутенёр, недовольно глядя на пьяного и вспотевшего Чейза, что-то нажал на всплывшей у него из запястья старомодной голограмме и подиум засветился белым под стройной симпатичной девушкой с короткими рыжими волосами. Из одежды на ней была лишь микроскопическая белая юбка и абсолютно прозрачная блузка, сделанная из материала, напоминавшего полиэтилен. Под ней задорно торчала небольшая грудь с малюсенькими сосками, похожими на вишенки. Пока Колетт грациозно спускалась с вершины подиума по лестнице, Чейз жадно наблюдал за её длиннющими ногами, обутыми в ярко-красные туфли с поражающим воображение каблуком и захватывающей дух платформой. Он чуть не подавился слюной и уже почти забыл, что собирался испортить вечер администрации клуба, из-за которого у него появится ещё один «глухарь».

Стоило девушке подойти ближе, стало ясно, что она выше Чейза на две головы даже без каблуков.

— Колетт, прошу любить и жаловать, — оскалился в подобии улыбки негр. – Это наш новый любимый клиент и просто классный парень… Э-э? – он повернулся к детективу.

— Эрл. Просто Эрл.

У увидевшей его Колетт резко изменилось выражение лица. Почти целую секунду она пялилась на него, выпучив глаза, но затем вернула контроль над мимикой и напустила столь фальшифо-сладострастный вид, что Чейзу захотелось поставить ей подножку.

Детектив осмотрел её во всех возможных спектрах и с разочарованием увидел, что тело у неё почти полностью искусственное. Что ж, этого стоило ожидать. Столь привлекательные особы огромная редкость, да и торговать ненастоящей вагиной куда легче, чем своей, родной.

— Пойдём, сладкий.

— Пойдём, — пробурчал Чейз. – Сладкая.

Те, кого он совсем недавно поил виски двадцатипятилетней выдержки, смотрели на чудную парочку, тыкали в них пальцем и не стеснялись громко смеяться, отчего Чейзу мучительно захотелось устроить в клубе перестрелку, сказать, что на него напали и списать весь этот биомусор по статье «случайные потери». Лица, искажённые наркотой, алкоголем и световыми пятнами от лазерных установок под потолком, выглядели ужасно уродливыми.

Колетт провела Чейза в номер-люкс – огромный, размером со спортивный зал и наполненный всем, о чём только может мечтать менеджер среднего звена, вынужденный за гроши пять дней в неделю вылизывать вышестоящие задницы.

«Красные обои с блёстками, о боже», — подумал Чейз и снял, наконец, плащ. Он успел в нём изрядно пропотеть и представлял собой жалкое зрелище – белая рубашка пропотела подмышками, кобура болтается, узел галстука распустился, чёрные волосы с проседью растрёпаны, взгляд пьяный и рассеянный. Ужас.

— Эм, — сказала, смущаясь, Колетт. – С чего начнём? Может, джакузи?

Чейз не ждал от неё такого непрофессионального поведения. По всем законам жанра она должна была провести его через все удовольствия, доступные VIP-клиенту. Может, потому она и была самой дорогой? Неопытная и всё такое?

— Ага, — только и смог сказать Чейз, поглядев на неё с недоверчивым прищуром.

— Только не снимай, пожалуйста, — попросила она, потупив взгляд.

— И не подумаю, — ухмыльнулся Эрл. – Если моя жена узнает, что я был с какой-то там Колетт, то это на шаг приблизит её к давней мечте.

— Какой? – спросила девушка.

— Мне придётся покупать новый пневматический член взамен настоящего старого.

Колетт хрюкнула от смеха и зажала рот ладонью, в испуге округлив глаза.

— Тут есть что пожрать? – спросил Чейз, покачав головой. Странное поведение для элитной шлюхи. Чёртов нигер его явно обманул.

— Ага, — кивнула девушка. – Фрукты, лёгкие закуски, — она указала рукой в сторону небольшого холодильника, который располагался между огромной кроватью в форме сердца и джакузи. Рядом с ним на блестящем металлическом столике покоилось ведёрко с шампанским и блюдо с фруктами – клубника, бананы, яблоки, виноград.

Чейз выругался.

— А можно заказать что-нибудь типа бифштекса?..

— Можно, но… — Колетт замешкалась на секунду и, скривив лицо, сменила тон и позу, будто расслабившись. – А, какого чёрта. Чейз, вали отсюда! Сейчас же. И желательно через окно.

— Что? – перемена оказалась слишком быстрой для того, чтобы детектив сумел среагировать.

— Боже святый, говорю же – вали через окно! – затараторила девушка. — Ты разозлил Мюнца и он сейчас пришлёт ребяток, которые от тебя мокрого места не оставят!

— Чейз? – насторожился Эрл. – Откуда ты знаешь…

— Не тупи! – вскрикнула Колетт. – Проваливай! Тебя убьют.

— Видишь ли, я коп и мне есть, что им противопоставить, — с некоей долей бравады сказал детектив, гордо выпячивая подбородок и указывая на кобуру.

— Ты всё испортишь! – прошипела девушка, ощерившись, словно кошка. Чейз же не мог отвести взгляда от её сосков. – Не надо их провоцировать!

— Слушай, кто ты к чёрту такая?.. Я не…

Треск выбиваемой двери застал Чейза врасплох, но ему хватило доли секунды для того, чтобы отпрыгнуть в сторону.

Колетт проворно отскочила, упала на пол, и, пронзительно завизжав, поползла к выходу, тёмный проём которого ощетинился десятком крупнокалиберных дул и жерл, тут же извергнувших огонь и свинец.

Зазвенело разбиваемое стекло, заискрил огромный экран во всю стену и Чейз, увидев, как комната заполняется вооружёнными громилами, принял единственно верное в этой ситуации решение – он бросился в джакузи.

Подняв пенное цунами и выхватывая из наплечной кобуры огромный воронёный полицейский стаббер, он залёг внутри, опустил голову в горячую воду и, высунув руку, несколько раз выстрелил вслепую. Уши остались на поверхности и, судя по тому, что они услышали, кроме женского визга, чей-то вопль, электрический заряд достиг цели.

Но радоваться было рано, потому что в следующую секунду тело пронзила резкая боль. Рука со стаббером рассыпала вокруг сноп искр и безжизненно упала в воду вместе с оружием – Чейз в последнюю секунду успел её отключить, в противном случае не избежать ему короткого замыкания.

Нашарив левой рукой стаббер на скользком дне, Эрл собрался, было, снова отсреливаться, но услышал, что к женскому визгу и выстрелам бандитских девятимиллиметровых пукалок присоединилось гавканье тяжёлого армейского «Ястреба» и вопли нападавших.

— А-а-а! – кричала в неподдельном ужасе Колетт.

Выстрелы, вопли, хруст костей.

Снова «А-а-а-а!» и опять череда странных звуков.

Удивлённый Чейз высунул голову для того, чтобы посмотреть, что там такое произошло. Он увидел, как Колетт, пробравшаяся в тыл к нападавшим, крепко сжимая в хрупкой ладони дымящуюся ручную гаубицу, скачет, изгибая конечности под немыслимыми углами, по полу, стенам и потолку так, что глаз едва мог за ней уследить. Останавливалась она лишь для того, чтобы приставить ствол к голове очередного головореза и спустить курок. Те палили в неё, но были чертовски медленными. Судьба у них была одинакова: из черепа вырывался фонтан проводов, осколков текстолита, меди и мозгов, и очередное безголовое тело тяжело падало на пол.

Пока Эрл пялился на происходящее, его чуть не пристрелили: в глазах потемнело от боли, когда бандитская пуля попала в лоб. Чейза отбросило назад, в горячую воду и пену, которые накрыли его с головой. К счастью, обошлось без серьёзных травм – лобовая пластина и усиленный позвоночник сдержали удар, но стаббер был снова потерян.

Когда он вынырнул и осмотрелся, всё было уже кончено.

Рядом со входом валялся администратор – седой усач, которого Колетт называла Мюнцем. Судя по клёкоту и бурлению, исходящему из глотки, ему осталось недолго.

— Эрл! – с перекошенным лицом позвала его девушка, стоявшая в окровавленной одежде посреди люкса, заполненного несколькими десятками расстрелянных и изломанных трупов. Чейз снова рухнул в воду, которая приятно щекотала разгорячённое тело пузырьками, и приготовился умирать.

— Эрл-Короткий-Чейз! Если тебя не убили эти ребята, то я сейчас это исправлю! Клянусь плевой Девы Марии, тебе конец!

Детектив округлил глаза и высунул голову, несмотря на угрозу. Это было дьявольски странно, потому что Коротким его звали давным-давно, когда он ещё был простым патрульным. С тех пор утекло много воды, он приобрёл репутацию, которая компенсировала маленький рост. А последняя фраза вообще поставила его в тупик. Её и прозвище мог знать только один человек. Который был давно мёртв.

Чейз высунул голову, опасаясь, что в неё тут же прилетит пуля, которая в этот раз станет последней.

— Гарднер?

— А кто ещё по-твоему? – Колетт… То есть, Джеймс Гарднер, его старый напарник, убитый семь лет назад, спрятал пистолет в бедро, которое раскрылось и явило миру потайную кобуру.

— Но ты же…

— Как видишь! — ухмыльнулся Джеймс так хорошо знакомой ухмылкой, выглядевшей на чужом лице неуместно и чертовски пугающе. – Спасибо, что завалил мою операцию, кретин! – оскалился он, обнажив ровные белоснежные зубки.

— Операцию?..

— Да, блин, операцию! Знаешь, сколько членов мне пришлось перепробовать, чтобы выйти на поставщиков и хозяев Мюнца?.. Нет? Вот и я со счёта сбился! – кричала она… То есть, он… Всё это было так странно, что у Чейза помутилось в голове.

— А ты – точно ты? — спросил он настороженно.

— Могу рассказать, почему тебя называли коротким, — язвительно произнёс Гарднер. – Теперь меня точно уволят, чёрт. Надо хотя бы допросить этого ублюдка, — кивнул он в сторону Мюнца, повернулся и направился к нему, покачивая сочной задницей.

— Мне срочно надо выпить, — только и смог сказать шокированный Чейз и направился к бару. Налить себе чего-нибудь покрепче.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s